Как живут русские в Латвии

Особенности жизни русских в Латвии 2020 году

Вопреки совместному советскому прошлому, тесно связавшему жителей стран СНГ, в латвийском государстве с каждым годом остается все меньше признаков «совковой» жизни. Виной тому (в хорошем смысле этого слова) стала интеграция в Евросоюз. Сегодня эта страна не только выглядит по-европейски, но и живет согласно другим приоритетам. Однако все это не сделало ее менее комфортной для своих бывших соотечественников во многом благодаря отсутствию языкового барьера. Как чувствуют себя русские в Латвии в новых условиях, стоит узнать всем, кто намерен сменить свое привычное место проживания на Прибалтику.

  1. Русское сообщество в Латвии
  2. Оценка уровня жизни
  3. Как относятся к русским
  4. Русскоговорящие мигранты в Риге
  5. Как живется русским в Латвии: Видео

Особенности жизни русских в Латвии 2020 году.

Латвийский Лондон

Климат здесь более спокойный по сравнению с московским. Чуть дождливее, но характер осадков несколько иной. Если в Москву приходит дождевой фронт, то он затягивается на несколько дней. В Риге может пройти ливень, а через пару минут будет ярко светить солнце, и так несколько раз за день. Здесь это довольно частое явление. Температура летом не поднимается более 20-25 градусов, а зимой минимум минус 15, но с учетом влажности все ощущается несколько иначе.

В Риге может пройти ливень, а через пару минут будет ярко светить солнце, и так несколько раз за день.

Русское сообщество в Латвии

Из всех прибалтийских республик эта страна является наиболее привлекательным местом для русскоговорящего населения. Основная причина, почему в Латвии много русских, заключается в том, что вопреки очень строгому контролю над соблюдением закона о языке, местных жителей, свободно говорящих на русском, здесь больше, чем в соседней Литве и Эстонии.

Это обусловило тот факт, что сегодня это европейское государство известно не только своим “Рижским бальзамом”, шпротами и архитектурой в стиле модерн, но и самой многочисленной русской диаспорой за границей.

Показатель, демонстрирующий то, сколько русских в процентах живет в Латвии сегодня, по сравнению с тем, каким он был еще два года назад, существенно снизился:

  • 2016 год – 26,9%;
  • начало 2019 года – 19,6%

Исторически сложилось так, что ареалом проживания выходцев из СНГ стали восточные области республики. Вторым крупным поселением считается Рига.

Что же касается выбора населенных пунктов для проживания, то при наметившейся тенденции к сокращению численности русских мигрантов, есть вероятность того, что в ближайшее время территории, которые они выбирают для жизни, будут сведены исключительно к крупным городам.

Русское общество в Латвии в 2019 году хотя и уменьшилось, зато 62,5% его представителей уже имеет латышское гражданство.

При этом минимальный порог оплаты труда установлен на уровне 370 евро.

Уровень жизни

Вхождение в Европейский Союз оказало существенное влияние на жизнь в Латвии и развитие ее экономики. В настоящее время уровень доходов жителей страны остается существенно ниже, чем в развитых странах Евросоюза, но выше, чем в России.

Средняя зарплата – 800–850 евро, но после вычета налогов, которые в сумме составляют 23 %, на руки выдается около 650 евро.

В разных городах и районах уровень доходов граждан отличается: так, в Риге средняя зарплата составляет около 1000 евро.

Размер минимальной оплаты труда в 2019 году установлен на уровне 430 евро. Безработица держится на уровне около 6 % (в крупных городах – до 4 %).

Цены в Латвии в среднем выше, чем в РФ. За отопление жители страны платят около 150 евро в месяц, аренда квартиры с тремя спальнями обходится примерно в 500 евро в месяц.

Проезд в общественном транспорте стоит 1-1,5 евро, бензин – 1,7-2 евро за литр.

Приобрести однокомнатную квартиру в крупном городе можно за 50 000 евро, 2-3-комнатную – за 100 000-150 000 евро, покупка частного дома обойдется в 400 000 евро. При этом значительная часть населения (от 30 до 42% в разных регионах) не удовлетворена уровнем своего благосостояния.

Средняя зарплата 800 850 евро, но после вычета налогов, которые в сумме составляют 23 , на руки выдается около 650 евро.

Понаехали там

“Следующая, может быть, несколько деликатная причина, — приезжие. У нас очень много переселенцев из стран Средней и Юго–Восточной Азии. У вас в Латвии, по сравнению с Москвой, их мало, и они на обстановку в ваших городах не влияют. А у нас за последние двадцать лет сложилась такая ситуация, что существуют целые районы, в которых москвичи уже практически не живут, там место обитания выходцев из Юго–Восточной Азии, Узбекистана, Казахстана, с Кавказа”, – продолжил Мельников.

Угрозы терактов.

Какой город выбрать для проживания?

Крупные латвийские города могут похвастаться высоким уровнем жизни и благосостояния, в отличие от сельских поселений. Самые высокие показатели уровня доходов и занятости населения наблюдаются в столице и Юрмале. Жизнь в Риге и курортной Юрмале требует существенных ежемесячных затрат на проживание. Кроме того, покупка недвижимости и оплата подоходного налога в этих городах обходятся наиболее дорого. В связи с тем, что в Латвии подоходный налог уплачивается по месту жительства, а не по месту нахождения работодателя, многие латыши предпочитают жить в пригороде крупных городов. Исторически зажиточными городами Латвии считаются Вентспилс, Валмиера и Елгава. Однако в этих городах не рады приезжим с более низким уровнем дохода, чем основное городское население.

Самыми бедными частями Латвии, по экономическим показателям, можно считать сельские края Видземе, Земгале и Курземе и регион Латгалия. Они характеризуются высокой безработицей (до 18 %), демографическим спадом (до 10 %).

Одни люди легко адаптировались и успешно влились в спокойную, неторопливую и умиротворённую жизнь Латвии, другие рассказывают о крайне негативном опыте своего переезда в Латвию.

Рига русскоязычная

Я совершила прогулку по Риге с заходом в разные места, прислушиваясь к звучавшей вокруг речи. Начала с транспорта: в маршрутке, в ответ на моё приветствие, водитель вежливо ответил на русском. В киоске Narvesen, торгующем журналами, водой и всякой всячиной, продавец перешла на русский язык.

Следующим пунктом был магазин парфюмерии «Dzintars» — у них надписи на трёх языках, латышском, русском, английском, продавцы говорят на всех. Магазинчик сладостей «Laima» — продавщица порекомендовала на русском языке печенье: «Очень вкусное».

А вот в ресторане быстрого обслуживания «Lido» молоденькая девушка на кассе, хоть и кинула на меня недовольный взгляд, но всё же ответила по-русски. Во время обеда в зале по радио звучала музыка известной в Латвии группы «Prata vetra», которые поют на трёх языках, а вокруг звучала как латышская, так и русская речь. В кондитерской «Mārtiņa Beķereja», в центре города, также отвечают на русском. Кулинария «Enharts» — продавщица доброжелательно переходит на русский язык.

Идем дальше. На почте — сотрудница любезно помогла пожилой русской клиентке разобраться со счетами ЖКХ. В отделении «Swedbank» консультанты свободно говорят на русском языке. Два фармацевта в «Euroaptieka»: та, что постарше — смогла мне ответить на русском, более молодая — нет.

Не поняла ни слова по-русски и продавщица в магазине экопродуктов. Зато в супермаркетах эконом-класса «Maxima» много русского обсуживающего персонала, все говорят на обоих языках, а в кассах самообслуживания есть меню на русском. Захожу в более дорогой магазин — «Rimi», здесь весь персонал — латыши, но на кассе отвечают и по-русски.

Следующий пункт — магазин «Stockmann». В отделе сыров рядом со мной стояла туристка из России, и продавщица-латышка сначала неохотно, но затем, увлекшись, провела целую экскурсию на русском, рассказала, какой сыр с добавками, какой чаще покупают, а какой сыр самый вкусный. Отправляюсь на кассу, но здесь на мою реплику на русском кассир подчеркнуто отвечает на латышском.

Центральный рынок двуязычный: русские продавцы переходят на латышский язык, латышские — на русский. Так как рижский рынок местная достопримечательность — самый большой в Европе, здесь много туристов, продавцы говорят в том числе на английском. Если прислушаться, в центре Риге вообще много иностранцев — слышится английская, немецкая, итальянская, финская, шведская речь.

Иллюзионист Эджус Каукис (он ведет свой блог на канале YouTube), для которого родной язык латышский, поставил эксперимент — он весь день общался на русском. Поговорил по телефону с друзьями, задал пару вопросов в магазине, снял деньги в банкомате, пользуясь русским меню, и сходил на хоккейный матч. В конце дня он заявил, что, несмотря на его совсем плохое знание русского, его везде понимали и с русским языком вполне можно мирно жить в Латвии.

Бывшая сотрудница статистического управления Латвии Надежда рассказывает, что без знания русского языка на работе было никуда, несмотря на то, что вся документация на латышском — потому что половина Риги и вся Латгалия говорят на русском. «В регионах говорят на том языке, какое население там превалирует. Только молодые ребята из деревни общаются лишь на латышском», — добавляет она.

«Я поехала в Центр социального обслуживания нашего Видземского предместья для индексации пенсии и со мной чиновница общалась на русском языке, а моя приятельница обращалась по такому же вопросу в пенсионный отдел в Пардаугаве, и с ней говорили только на латышском. Она вернулась расстроенная, потому что многого не поняла», — рассказывает пенсионерка Галина.

«А когда мы недавно ездили на лечение в санаторий в Яункемери, то все врачи и обслуживающий персонал говорили и на латышском, и на русском. Недавно в поликлинике, совсем молодой мальчик-администратор не смог со мной объясниться на русском. У меня бывают такие случаи, когда на мой вопрос на русском отвечают на латышском, тогда я объясняюсь на пальцах, показывая жестами», — добавляет женщина.

Для тех, кто переезжает в Ригу на работу из провинции, Рижская дума организовала бесплатные курсы русского языка, чтобы они могли работать в сфере обслуживания.

Про жизнь в Латвии

По просьбе многоуважаемого @Stskdrv пишу пост о том, как живётся в Латвии. Думаю, что многим россиянам и жителям других стран экс-СССР будет хоть сколько-нибудь да интересно узнать о том, как обстоят дела в одной из стран на берегу Балтийского моря. Не понаслышке знаю, что достаточное количество россиян рассматривало/рассматривает вариант эмиграции из РФ в силу тех или иных причин, и конечной точкой маршрута они рассматривают Латвию – надеюсь, что для них этот текст окажется хоть сколько-то полезен. Сразу оговорюсь, правда, что я расскажу только о том, о чём сам знаю и постараюсь воздержаться от приведения не соответствующей истине информации. Если у кого-то из соотечественников будет что добавить/поправить, охотно оставляйте Ваши комментарии! Ну а я заряжаю альбом Чёрного Обелиска “Я остаюсь” (это важная ремарка), и мы начинаем.

Stskdrv задал следующие вопросы: как обстоят дела с работой, какие настроения в стране, как в целом ощущение удовлетворенностью страной. На них я в первую очередь и постараюсь ответить.

С работой смотря в каком секторе: страна по сути является аутсорс-гаванью для Скандинавии и остального мира, сам в этой сфере занят уже несколько лет. Колл-центры, различные кастомер сервисы и т.д. Присутствует энное количество программерских галер, как пример офис Accenture в Риге насчитывает порядка тысячи гребцов. Весь этот аутсорс-карнавал практически полностью касается Риги, в остальной же стране с переменным успехом предлагается сложить слово “Счастье” из кубиков Ж, О, П, и А. Вакансий в стране предостаточно, но рабочих рук на них не хватает, о причине и следствии этого чуть ниже. Прогнозирую дальнейшее погружение в счастье в свете нового терминала, построенного Россией у себя в Усть-Луге, поскольку с транзита Латвия по-прежнему имеет хороший шекель, но вот надолго ли?

Меняю тему, пока не понесло в политоту.

Настроения. титульное население уже которое десятилетие трясётся в ожидании заглядывания Псковской дивизии на огонёк, остальные смотрят на это с иронией и занимаются своими делами, в частности пакуют чемоданы и отбывают на Острова (Англия-Ирландия), в Скандинавию, Германию, и далее по списку. В Россию тоже перебираются, но не в таких количествах. Зачастую люди едут в зарубежье дабы поднять деньжат на фермах, клубничных полях и других сезонных работах, повпахивают сезон и возвращаются с энным количеством тысяч вечноеврейских на счету. Возвращаются к себе на свои хутора, проедают-пробухивают-пронувыпоняли эти деньги. Смыть, повторить. Некоторые помыкаются в поисках работы на родине, находят что-то за копейки, в итоге плюют на всё это безобразие с высокой колокольни да едут на заработки опять. Единственное место в стране, где ещё можно худо-бедно что-то найти в плане работы, это Рига и окрестности. Как сказал один мой хороший друг, переезжая в Ригу, ты делаешь одолжение этой стране тем, что не уезжаешь из неё насовсем. Сам друг после окончания школы уехал учиться в Калининград, да так там и остался. Исходя из той информации, что я смог найти в интернете, каждые две недели Латвия теряет количество жителей, сопоставимое с населением маленького города. У меня самого закончатся пальцы на руках и ногах если я начну считать всех своих друзей-знакомых, кто за поиском лучшей доли, будь то работа или учёба, подался за кордон.

Ощущение удовлетворённостью страной. произнёс это вслух, посмаковал фразу и рассмеялся. У меня скорее складывается ощущение того, как страна удовлетворяется мной. 🙂 Хотя разделим понятия “страна” и “государство”: страна сама по себе красивая и приятная, вот с государством как-то не задалось. Треть зарплаты идёт на налоги, с которых я как-то не замечаю никакой отдачи. Никто её не замечает, в принципе: налоги платятся, налоги новые вводятся, а результат виден только по округляющимся лицам министров. Предприятие ещё как-то барахтается за счёт фондов кохезии Евросоюза, которые были предназначены для того, чтобы довести новых членов Евросоюза до уровня стран Старого Света, но вы же уже догадываетесь, куда делась бОльшая часть этих денег, правда? ЕС смекнул, что к чему, и финансирование, которое ещё продолжает выделяться, будет сокращаться и сокращаться.

Прибавим ко всему вышеописанному национализм титульного населения, который проявляется на различных уровнях начиная от бытового (периодически мелькают в СМИ новости о том, что латышка-покупательница возмущена тем, что русская-кассир отказалась отвечать ей на латышском и т.п.) и заканчивая международным. Об этом явлении, о его причинах и последствиях уже немало сказано и написано, поэтому не стану распространяться на эту тему – кто гуглит, тот всегда найдёт! Кстати, по моим наблюдениям в соцсетях зачастую самые рьяные патриоты Латвии находятся где угодно, но только не в Латвии. 🙂

Сам я к подобным новостям и выходкам отношусь спокойно: среди латышей у меня есть немало друзей и подруг, приятных в общении и в разной степени (не)адекватных в хорошем смысле людей. Которые так же, как и русскоязычные жители Латвии, негодуют по поводу введения новых абсурдных налогов, повышения цен, роста цен за коммуналку и прочие услуги, повальной эмиграции и далее по списку.

Дабы хоть как-то завершить эту простыню и ответить на возможный вопрос “ну а ты-то чего не свалил, раз там у вас всё так хреново?”, отвечу строчкой из Чёрного Обелиска: я остаюсь, чтобы жить.

Если у Вас появились какие-то вопросы, охотно задавайте их в комментариях, постараюсь на них ответить!

Никто её не замечает, в принципе налоги платятся, налоги новые вводятся, а результат виден только по округляющимся лицам министров.

Как мы переехали в Латвию

Меня зовут Шаповалова Наталья. Я из Беларуси. Мне 38 лет, и я домохозяйка.

В 2015 году мужу предложили возглавить отдел в представительстве международной транспортной компании в Латвии, точнее в портовом городе Лиепая.

Долго колебались: чужая страна, чужой язык, от знакомых и близких наслушались «страшилок» про отношения к русскоговорящим. Но все-таки мы решились.

медицинская страховка.

Как я уехал на ПМЖ в Прибалтику и что из этого получилось — поучительный рассказ

Год назад я сошел с ума и уехал навсегда в Прибалтику. Связано это было напрямую с политической паранойей, которая охватила меня по-взрослому. Меня решительно перестало устраивать все, что происходило в стране. Вдобавок жутко хотелось вдохнуть запах европейского бизнеса.

Я положил в машину женщину, два чемодана и паспорт. Сделал шенгенскую визу на год и дал деру. Мы приехали в Ригу 14 февраля. Это было даже немного романтично, несмотря на то, что февральская Рига вызывает только одно желание: надеть мусорный пакет на голову, поставиться героином и умереть в углу советского панельного дома.

Рига была выбрана неслучайно: я знал, что хочу открыть бар, а моя прекрасная бывшая снималась там каждое лето в кино, так что тусовка вроде как проклевывалась и надежда на светлое будущее маячила на горизонте.

С порога Рига подкупает приезжих москвичей тотальной дешевизной, даже несмотря на курс евро. За 30 000 рублей мы сняли огромную двушку с панорамными окнами в пол. В подъезде был консьерж, кожаные диваны, мраморный пол, пальмы, тренажерный зал и сауна. Все удовольствия входили в тридцатку. Хочешь сауну — звонишь консьержу, и он готовит ее для тебя.

Во дворе жилого комплекса премиум-класса у нас было парковочное место, в подземном гараже был склад для велосипедов. Балкон был таких размеров, что с него по утрам взлетали боинги. На рынке на 1000 рублей можно было купить приблизительно все и еще немного. Красная рыба, клубника по 50 рублей за пачку (зимой), сыры всех сортов, зелень всех расцветок.

Читайте также:  Цены на жильё в Новой Зеландии выросли на 30%

А когда я впервые начал просматривать каталоги сдаваемых коммерческих помещений, то долго не мог понять, указывалась цена за день или за неделю. Забегая вперед, хочется сказать, что помещение под бар мы сняли в особняке 18-го века. 100 метров в самом жирном центре старого города обошлись нам в 60 000 рублей в месяц. При этом цены на алкоголь в барах как в Москве.

Первые же встреченные нами люди моментально жаловались, что в городе некуда ходить. Все основные клубы и бары зимой не работают вообще, так что я надел плащ супермена и решил вписаться в игру.

Если ты приезжаешь из Москвы, то 90% людей в Риге на тебя начинают смотреть как на пришельца с волшебной планеты. Дело в том, что Россия считает Латвию Европой, а Евросоюз считает Латвию придатком СССР, поэтому по факту стране не перепадает ниоткуда.

Убыль населения показывает космические результаты: в 2009 году население страны составляло 2,1 млн человек, а в 2015-м не превышало 1,5 млн. Почти треть страны сбежала или померла, что на тот момент меня, молодого дурака, почему-то не заставило задуматься.

Куда деваются люди? Все предельно просто. Паспорт гражданина Евросоюза дает возможность свалить в любую цивилизованную страну вроде Англии, жить и работать там без каких-либо разрешений.

Люди в Латвии учатся в школе до 20 лет. У кого-то в 18 уже рождаются дети, и школьники ходят на уроки уже со своими детьми. Связано это вовсе не с невероятным качеством образования, а с вынужденным сокрытием безработицы. То есть для статистики Евросоюза люди с 18 до 20 лет как бы заняты делом, и процент безработицы ниже. После 20 половина уезжает из страны сразу, половина остается учиться в университете. Учатся в университете люди по шесть лет.

Тенденцию работать во время учебы в вузе я не заприметил (возможно, есть какие-то индивидуумы, но встречаются крайне редко). Короче, в 26 лет из вуза выходит человек с опытом работы в 0 дней и приходит к тебе требовать зарплату в ультимативной форме. К слову, в прошлом году мне тоже было 26, но как-то мы существовали на разных ступенях восприятия. В Риге бармен может рассчитывать на зарплату около трех евро в час. В Лондоне — 12 фунтов в час. Есть ли хоть один довод, чтобы оставаться в стране? Ни одного.

Правительство никак бешеные темпы эмиграции не пытается остановить: довольно удобно, что люди уезжают в другую страну, там зарабатывают, а деньги частично, но все же присылают в Латвию. Развивать никакой бизнес в стране не нужно — бабки, хоть и крохотные, пришлют так и так.

В связи с тем, что молодежь сваливает из страны самолетами, бастовать против неэффективной политики власти нет никакой силы. В стране все больше стариков, все меньше работоспособной аудитории. Кому идти на баррикады — непонятно. Улицы в холодное время года (то есть почти всегда) совершенно пустые, редкие прохожие знают друг друга в лицо. В Риге осталось 600 тысяч жителей.

Про правительство Латвии разговор отдельный. В стране основная власть в руках премьер-министра. Есть еще номинальный президент, но никто не знает, как его зовут. Единственная оппозиция в стране — мэр Риги Нил Ушаков. На мой взгляд, клевый политик, который безболезненно умудряется гонять за все команды сразу.

Где нужно — фотографируется с танком НАТО, где нужно, целует руки патриарху Кириллу. Троллит партию власти в хвост и в гриву, народ ликует после каждого его поста в «Фейсбуке». Троллит, к слову, по делу.

Единственная проблема, которую видит перед собой партия власти, — засилье русского языка. Больше никаких врагов кашляющая на коленях страна не видит. Созданы специальные комиссии, которые контролируют, чтобы в меню всех кафе, например, латышский шрифт занимал 75% площади. Русский или английский претендуют только на 25% объема информации. Если пропорции нарушены, придет какая-нибудь Лайма или Ингрида и выпишет адский штраф.

При этом при всем открытой конфронтации между русскими и латышами нет. Просто русские считают, что в случае чего придет Великая Империя и даст по щам всем латышам. Но при этом далеко не все стремятся уехать в Москву. Очень часто можно видеть, что жена говорит на русском, а муж отвечает ей на латышском, потому что если с детства ты не знаешь русский, английский и латышский, то тебя с вероятностью в 90% не возьмут на работу даже официантом.

Шестьсот тысяч жителей поначалу не казались мне катастрофически маленькой цифрой. В конце концов, бар все равно не может вместить больше 100 человек. То есть нужно было найти 1000 постоянных гостей, которые стали бы костяком предприятия. В конце концов, в Риге тоже есть успешные бизнесмены (Паша, Дима, Эдгарс, Эмиль, Ксюша, привет!).

Проходят какие-то клевые концерты, есть всякие Рига фэшн вики и так далее. Единственное, что ты замечаешь по прошествии нескольких месяцев в Риге, так это то, что на совершенно всех фотографиях с мероприятий постоянно одни и те же условные 500 человек, которые эти мероприятия делают друг для друга. Короче, шоу Трумана в полном объеме.

Органы государственной власти по первой показались мне учтивыми. Прямо в здании мэрии мне рассказали, куда подать какие документы, разложили все документы по цветным папочкам, чтобы я ничего не перепутал, и дали все пароли и явки. Мы действительно довольно быстро зарегистрировали компанию.

Открытие счета заняло существенно больше времени, потому что невнятные сотрудники банка задавали триста совершенно дурацких вопросов генеральному директору, потому что если ты хочешь открыть счет компании в банке, то не факт, что этого хочет банк. Короче, банк нужно уговорить, чтобы они приняли твои деньги, и не факт, что банк уговорится.

Генерального директора мы временно выбрали из числа знакомых. На него же временно решили оформить юридическое лицо. Парень никогда не работал в ресторанном бизнесе, но вроде жутко хотел учиться и даже предпринимал какие-то попытки почитать необходимую литературу. В любом случае, думал я, будет под моим чутким наблюдением. Расчет был на то, что, когда мне дадут вид на жительство, мы без труда перепишем компанию на меня, а товарищ останется в компании в должности управляющего.

Мы долго искали помещение, потому что было из чего выбрать. Ремонт мы сделали за 21 день, потратив кучу денег на всякую неликвидную чушь вроде звукоизоляции потолка и литовского паркета. В тот момент мне казалось, что весь этот проект со мной навсегда, поэтому делал я все на славу.

Тут стоит уточнить: дальнейший абзац пойдет только по отношению к тем людям, с которыми мы работали. У нас остались в Риге хорошие друзья, и они под эту гребенку не попадают.

Я не верю в понятие «менталитет», поэтому совершенно о нем не думал. Но в Латвии он есть. Как только коренной латыш или русский латыш видит слово «Москва», у него дергается рубильник «грабеж».

В Латвии все проекты закрываются так быстро, что для латышей или русских латышей уму непостижимо, что можно устроиться куда-то на работу, там сделать карьеру, получить прибавку к зарплате и тем самым развиться как профессионалу. Гораздо проще украсть здесь и сейчас, чем верить в какую-то мифическую прибавку.

Мы открывались под запах краски и среди гор мусора. Вы ни при каких обстоятельствах не заставите латышей остаться работать сверхурочно. Нет такой цены, которая остановит латыша перед походом к домашнему телевизору в семь вечера. Целый день строители могли пинать из угла в угол, чем крайне бесили привезенного мной из Москвы технического директора Мишу Ниндзю.

Дошло до того, что, как только строители узнавали о грядущем приезде Ниндзи, они просто сбегали домой, потому что Ниндзя не мог понять умом, как можно один электрический щиток собирать две недели, и объяснял строителям на уральском, что он думает по поводу их безделья.

Короче, мы открылись как клевый полуфабрикат. Накануне в реанимацию попал генеральный директор, у которого на руках остались все коды от кассы и доступы к документам и лицензиям. В день открытия в Риге начался саммит, поэтому власти посчитали возможным перекрыть реально весь город. Матерясь, я тащил на себе два газовых баллона за пять километров, мебель носили в руках все, кто мог.

Открытие длилось несколько дней. Мы привозили диджеев из Москвы, диджеев из Англии (дешевле, чем из Москвы, получается) и музыкантов из Италии. Немного напрягало то, как тяжело народ реагировал на все предлагаемые развлечения. То есть, несмотря на всю крутость привозов, людей приходилось в буквальном смысле в ручном режиме уговаривать прийти потусить.

Считается, что должен пройти год, прежде чем местные поймут, в чем фишка. И дело тут вовсе не в конкуренции. Для местных проще посидеть дома, чем куда-то выбраться. 70% времени на улице то дождь, то снег, поэтому создается уверенная привычка, что дома теплее, спокойнее и дешевле. Летом на улице изредка появляется солнце, а это вообще означает полный крах бизнеса, потому что все дружно валят на пляж в Юрмалу.

Несмотря на все мифы о здоровом европейском капитализме, первая проверка пришла в бар через неделю после открытия. Друзья из бара «Под мухой» передали мне в подарок собственноручно сваренный кофейный биттер. Я поставил его в бар ПОД стойку. С улицы зашли обыкновенные полицейские, имеющие в стране фактически безграничную власть, и с порога накатали нам штраф в районе 1000 евро за бутылку, не имеющую акциза. Все наши истории о барных традициях, о том, что бутылка не предназначена для продажи, остались позади. А затем мне отказали в виде на жительство.

Отказали по предельно простой причине: департамент миграции запросил у меня 500 дополнительных документов, которые мой бесполезный местный адвокат кое-как все же собрал. Мы предоставили все бумажки день в день, а департамент миграции эти бумажки просто потерял, предложив подать документы заново через апелляцию.

Апелляция длилась четыре месяца. За это время за непробиваемую тупость от дел был отстранен наш генеральный директор. На его место мы позвали милого парня Райтиса, который взялся избавить нас от всех проблем.

В разгар одной из пятниц из бара уволился бар-менеджер, сообщив, что ему «не нравится, как к нему здесь относятся». Шеф-повар, к тому моменту успешно спавшая с генеральным директором, осталась от него «смотрящей». Бармены, зная, что не смогут без своего бар-менеджера больше найти работу никогда, свалили за ним в тот же вечер.

Хозяин охранного агентства, с которым мы заключили договор, начал ставить нам на вход сотрудников наркополиции, которые вместо своих обязанностей охранников начали трясти наших же гостей. Это обосновывалось тем, что нам необходимо было заслужить перед полицией репутацию «места без проблем». Я сидел в Москве и просто удивлялся происходящему. У меня закончились дни в туристической визе. Все попытки найти новый персонал на расстоянии, понятное дело, успехом не заканчивались.

В какой-то момент я решил взять границу штурмом. Таможенники то ли просчитались в моих днях, то ли реально там оставалась парочка свободных, и мы с аудитором из Москвы приехали решать гору навалившихся проблем. В ночи мы выдернули из дома нового управляющего Райтиса, распечатали все расходы компании за прошедший сезон и начали задавать вопросы.

Выяснилось, что с карты компании всего за один месяц было списано около 6000 евро, которые тратились управляющим на казино, заправку машин друзей, такси и одежду. Жулик отвечал не моргая, что так все и было.

Бояться ему было нечего — по документам генеральным директором компании оставался тот самый тупица, который прекрасно понял, что с новым управляющим нужно просто войти в долю, а мы оставались просто туристами с закончившейся визой. На предложение переписать компанию на нашего представителя тупица выписал нам список требований и вынудил заплатить ему три тысячи евро.

В сентябре мне отказали в виде на жительство повторно со следующей формулировкой: департамент миграции Латвийской Республики благодарит вас за открытие бизнеса на территории страны, но не считает необходимым присутствие собственника бизнеса на территории Латвии. Мол, спасибо, конечно, за все, но управляйте из Москвы. Так себе представляет нормальный бизнес латвийская власть.

Нас обвели вокруг пальца, как лохов. Из всех возможных ошибок я допустил примерно все. Краткий курс MBA состоялся в моей жизни за шесть месяцев. В сентябре прошлого года бар «Вечерние новости», задуманный мной как место сбора всей рижской интеллигенции, прекратил свое существование по причине невозможности моего нахождения в Латвии.

Мы потеряли кучу денег, я едва не схватил инфаркт, у меня появились седые волосы. Через некоторое время от десятков москвичей, открывавших когда-либо бизнес в Латвии, мы услышали совершенно аналогичные истории об обшарпанном филиале Европы с имперскими амбициями и деревенским развитием.

Эта история дала нам целый ряд навыков. В Европе есть закон, но мы совершенно не понимаем правил игры. В России никакого закона нет, но каким-то чудом мы все, не сговариваясь, узнали, что превышение скорости стоит тысячу рублей в руки сотруднику, а пьянка за рулем — 50 тысяч. Об этом не написано ни в каких кодексах, но мы откуда-то знаем все условия выживания и даже научились с ними работать.

Я на деле узнал, что такое правильная работа с документами. Перестал звать на работу просто симпатичных мне людей и всерьез задумался о таком слове, как «статистика».

И все же иногда я скучаю по той прекрасной колбасе, суши, маленькой кофейне, двум замечательным переехавшим москвичам и одной симпатичной радиоведущей. Как бы паршиво ни было от могильной тишины холодных рижских улиц.

Артем Дертев, ресторатор

Короче, шоу Трумана в полном объеме.

Как живут русские в Латвии

30 июня я посетил небольшой митинг у российского посольства в Риге. Собравшиеся числом несколько десятков человек протестовали против поправок к российской конституции, вынесенных на голосование.

Публика очень четко делилась на две группы – латышскую молодежь из общества «Protests», о которой я недавно писал и вполне зрелых русскоязычных господ – главным образом проживающих в Латвии граждан России. Связующей единицей был молодой человек – член «Protests» из семьи иммигрантов.

Похоже, акция была его идеей, но пришло намного меньше соратников, чем в прошлый раз. Я тогда писал, что для этой молодежи очень важно находиться в мировом контексте событий. Очевидно, критика российских властей – далеко не самое яркое международное событие современности, ребят пришло человек десять, ну и слава богу.

А вот о латвийских россиянах поговорить интересно. В Латвии живет несколько десятков тысяч человек с российским гражданством. Значительное большинство их здесь с советских времен, получило гражданство России из-за обиды на статус негражданина и стремления получать российскую пенсию.

Эта группа больше не растет по естественным причинам – к негражданству люди привыкли, пенсионный возраст в России повышается, а курс валют становится невыгодным. Из всего населения Латвии российские граждане всегда считались наиболее консервативными и ностальгирующими по СССР. На российских выборах в Латвии процент голосов за Путина и «Единую Россию» далеко превосходил среднероссийские цифры. Это давало латышским пропагандистам возможность говорить о том, какие плохие и не достойные европейского процветания все русские Латвии вообще.

Но вот в десятые годы в стране появились другие россияне – совершенно иные. Настоящие эмигранты, осознанно уехавшие к нам. Либо обнаружившие латвийские корни, либо приобретшие вид на жительство в короткий период, когда во власти в стране были прагматики, охотно эти разрешения выдававшие.

Потом расчетливых дельцов в правительстве сменили националисты, последние лет пять получить вид на жительство стало очень трудно. Но тысяч 15 человек в стране остались и, конечно, они разительно отличаются от местных россиян. Приезжие в среднем моложе, более образованы и куда критичнее относятся к российским реалиям. Многие активны в социальных сетях.

Вот кто-то из них и пришел протестовать против поправок. Тут возникает вопрос – а насколько уместно эмигранту голосовать, если жить в стране происхождения не собираешься? Юридически проблем нет – любой гражданин имеет право голоса, независимо от места жительства. Вопрос чисто этический – стоит ли этим правом воспользоваться.

Человечество придумало демократию как соглашение между народом и властью. Власть разрешает народу себя выбирать, взамен народ обязуется подчиняться законам, которые эта власть принимает. Неправильно проголосовал – мучайся до следующих выборов. Но если ты живешь за границей и возвращаться не собираешься, то мучиться будут другие, те, кто в стране находятся.

С этой точки зрения разумно было бы умерить свой пыл и сторонникам, и противникам поправок. Понятно, что они ко мне не прислушаются, и потому интересно посмотреть на результаты голосования по конкретной Латвии – насколько новые латвийские россияне меняют здешнюю электоральную реальность.

Читайте также:  Куда поехать отдыхать зимой 2020 в России недорого: с детьми, с друзьями, вдвоем (фото, цены)

Почему так силен накал страстей вокруг поправок – и в России, и как отражение, здесь в Латвии?

Выскажу свое стороннее мнение – благо, оно будет опубликовано уже по окончании голосования. Разумеется, речь об одной-единственной поправке об обнулении президентских сроков Владимира Путина. Ведь вся перепалка идет только из-за нее.

Мне кажется, в этом вопросе позиции обеих сторон очень слабы. Сторонники обнуления сроков уверены, что только сильная президентская власть способна спасти Россию от губительных потрясений. Противники считают, что Путин завел страну в тупик и должен уйти.

Таким образом, обе стороны совершенно не доверяют демократии. Они едины в том, что решающим является участие в выборах одного конкретного человека. Между тем демократия – это устройство общества, при котором от личности не должно вообще ничего зависеть. Неважно, кого выберут, важна справедливая процедура выборов.

Почему же очень многие эмигранты настроены столь решительно оппозиционно по отношению к России? Они же вроде уехали насовсем, возвращаться не собираются, независимо от развития событий. В Латвии, в отличие от Литвы, нет почти никого из оппозиционеров, декларирующих отъезд из России политическим противостоянием с властью и получивших статус беженца.

Разумеется, современная Россия дает много поводов для критики. Но рискну утверждать, что мы имеем дело и с психологическим усилением протестных настроений, характерных для любой эмиграции.

Жить за границей трудно, даже в насквозь русскоязычной Латвии. Надо очень сильно себя переломить. Надо привыкнуть, что долгое время ты будешь уступать в любой конкуренции местным, которые привыкли к здешней жизни, владеют языком и связями. И каждому человеку проще себя приподнять в собственных глазах, если он уверен, что покинул страшный Мордор, где ему было бы еще хуже. И вообще быть политическим противником режима куда приятнее для самоуважения, чем обычным экономическим мигрантом.

У меня есть похожий опыт общения. На рубеже 80-х и 90-х годов очень много моих товарищей эмигрировало в США, Израиль, Германию. Я с большим удовольствием их навещал, вращался в эмигрантских кругах и был поражен, насколько неадекватно вопринимали они ситуацию на постсоветском пространстве в целом, как негативно относились и к советским властям, пока те существовали, и к российским, и к латвийским при всех конфликтах между последними.

Прошла четверть века, и эта экзальтированность полностью исчезла. Нет никакой злобы по отношению к стране, из которой уехал, люди оценивают ситуацию здраво, охотно ездят в гости. Потому что жизнь наладилась, никому ничего доказывать не надо. Можно быть самим собой – то есть частью русского мира, к которому тебя относят язык и культура, а не сиюминутные политические разногласия.

Нет никаких сомнений, что такая же метаморфоза произойдет и с новыми жителями Латвии российского происхождения. Одно изменение все более заметно: они куда критичнее воспринимают происходящее в Латвии.

Поначалу большинство было от всего в восторге, отдавали детей в латышские школы, презирали местных русскоязычных, считая их безнадежными совками и неудачниками. Постепенно люди подучили латышский, теперь в оригинале читают шовинистические речи наших националистов, и пелена с глаз спадает.

Со временем пройдет и избыточная ненависть к российским реалиям. Придет понимание, что другой России нет, и надо принимать имеющуюся такой, какая она есть. Не нам ее исправлять, не нам и ругать. Тем более, что те, кто ненавидят и дискриминируют нас, еще больше ненавидят Россию – и стоит ли петь с ними в унисон?

Увы, поговорка про яблочко и яблоню работает. Государственная ненависть к России обращается нашей дискриминацией. А наша дискриминация ищет обоснование в ненависти к России.

К сожалению, в русскоязычной среде Латвии почему-то принято недолюбливать новых иммигрантов. Приехавшие из России многим кажутся заносчивыми верхоглядами, украинские гастарбайтеры – носителями майданных идей. Выходцев из стран Средней Азии мы вообще видим только на базаре, когда едим плов в их кабачке.

На самом деле все эти люди – новая струя в уменьшающуюся русскую общину Латвии. Она нам жизненно необходима в естественном противостоянии с латышами за собственную идентичность.

Странным образом очень многие латвийские русские любят считать себя коренными жителями страны. Дестать, староверы здесь больше двухсот лет живут. В реальности же чисто арифметически подавляющее большинство наших предков – переселенцы советского времени.

И сама община показала себя прекрасным плавильным котлом. Разделение на граждан и неграждан было воспринято как оскорбительное и для одних, и для других. Человек, у которого мать белоруска, а отец украинец, резонно считает себя русским. И мы добились того, что без знания нашего русского языка в любом большом латвийском городе жить очень некомфортно.

Точно такими же русскоязычными латвийцами станут большинство приезжих через десяток лет, а все поголовно – в следующем поколении. Понимая это, мы должны не брезгливо отталкивать их, а помогать встраиваться в здешнюю русскую жизнь. Пусть пока они проводят смешные митинги около российского посольства – это пройдет, как детская болезнь.

Человечество придумало демократию как соглашение между народом и властью.

ПоехалиСтоит ли переезжать в Латвию

The Village узнал, сложно ли пойти учиться, найти работу и создать бизнес в Прибалтике

  • Анна Соколова , 23 июня 2016
  • 59601
  • 17

Латвия — европейское государство в Балтийском регионе, которое получило независимость в 1991 году после распада СССР, а в 2004 году вступило в Евросоюз. С 1990 года население Латвии постоянно уменьшается и сейчас составляет 1,99 миллиона человек. Крупнейшие этнические группы — латвийцы и ливы, коренные жители Прибалтики (62,1 %), русские (29,6 %) и белорусы (3,3 %). В основном в страну мигрируют из стран-соседей — Литвы, Белоруссии, России, сейчас сюда также стали приезжать из Южной Америки и Азии. Большинство населения говорит на латышском языке. Русский в повседневной жизни использует 34 % жителей, в том числе этнические латвийцы, однако официальным языком по результатам референдума 2012 года русский не стал. В рейтинге Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Better Life Index, «Лучшая жизнь», Латвия занимает 30-е место — на две позиции выше России. В последние пять лет страна стала популярным местом эмиграции у россиян благодаря несложной процедуре получения ВНЖ, удобному расположению и возможности говорить по-русски.

The Village совместно с порталом Selfmadetrip узнал, каково учиться, работать и делать бизнес в этой стране.

На небольшое население Латвии приходится 59 частных и государственных колледжей и университетов. Самые популярные направления — медицина и авиация. Наибольший интерес у абитуриентов вызывают два крупных вуза в Риге — Университет Латвии, вошедший в рейтинг лучших университетов мира QS, и Рижский технический университет, старейший в Прибалтике.

В половине вузов преподают на латышском языке, но также бывают программы на английском и русском, редко — курсы на немецком и некоторых скандинавских языках.

Диплом о высшем образовании выдают колледжи (koledža) и университеты (augstskola). Первые дают прикладное профессиональное образование — выпускники работают в сфере инженерии, юриспруденции, банковского дела, IT и так далее, во вторых же акцент делается на овладении теоретической базой и научных исследованиях.

Стоимость обучения зависит от престижности вуза и специальности. Приблизительные расценки следующие: медицина — 8–15 тысяч евро, бизнес и менеджмент — 2–6 тысяч, инженерия, математика и информационные технологии — 1,5–4 тысячи евро. Для получения ВНЖ надо принести в посольство диплом или аттестат, договор с вузом, выписку со счёта, подтверждающую наличие денег на жизнь, и договор об аренде жилья.

В Латвии принята система зачётных единиц: в единицы переводятся учебные часы; для получения учёной степени нужно набрать определённое их количество. Та же система используется в большинстве вузов Европы и США, так что из латвийского вуза можно без проблем перевестись. Латвийские студенты имеют право подрабатывать до 20 часов в неделю.

Виктория Губаревич, бывшая студентка RISEBA: Изначально я хотела поступить в один из вузов Западной Европы, но сразу сделать это мне не удалось, пришлось исходить из того, что предлагает Латвия в качестве высшего образования. Знала я латышский очень плохо, поэтому, естественно, выбор университетских программ у меня был небольшой. Я выбрала программу в ЛУ (Латвийский университет), которая называлась Modern Language and Business Studies French module. Выбор упал именно на эту программу, потому что она на 75 % велась не на латышском языке. Правда, когда я оформляла документы, меня два раза носом ткнули в тот факт, что у меня была не очень высокая отметка за экзамен по латышскому.

Проучилась я там один семестр. Русскоязычных ребят было немного, но они были, и мы сразу стали общаться. Да и латыши у меня в группе были очень приятные. Но всё равно в итоге меня не устраивала перспектива потратить четыре года на академический бакалавриат в гуманитарных науках. И я перевелась в другой университет, в частный RISEBA, на программу «Рекламный менеджмент и PR». Стоимость обучения была точно такой же, как и в ЛУ, но теперь я получила возможность изучать то, что мне более или менее нравится, и к тому же на русском языке. Наверное, мне там больше нравилось, чем не нравилось. Но на третьем году обучения я попала на программу Erasmus и уехала во Францию. Поучившись во Франции, я решила продолжить своё образование там.

Я не могу сказать, что отношение к русским во всём ЛУ или вообще по всей Латвии плохое, я думаю, это больше зависит от конкретных случаев. Но даже в RISEBA, если вы обучаетесь на русском языке, вы не имеете права писать диплом на русском. Из доступных языков — латышский и английский. Но на презентации проекта или защите работы обычно студенты, имеющие трудности с языками, могут попросить разрешения защищать диплом на родном языке, то есть на русском, и обычно никогда никто не возражал.

В учебном процессе мне нравился достаточно гибкий график и отсутствие особой строгости относительно посещений. Очень редко бывало, что учебная неделя состояла из пяти дней, обычно это три-четыре дня, иногда полные, иногда нет. Редко приходилось засиживаться в университете до самого вечера. И не было большого количества домашних заданий. Всё это позволяло мне и другим работать в свободное от учёбы время.

Мне всегда казалось, что реклама и PR — это максимум трёхлетняя программа, а её растянули на четыре года. Не помню, чтобы мы много занимались конкретно рекламой, зато были психология, бухгалтерия, менеджмент, маркетинг и предмет «Как писать исследовательскую работу». Я не говорю, что это не имеет смысла, но хотелось бы всё-таки иметь больше представления непосредственно о рекламе.

Поступить в вуз в Латвии несложно. Учиться тоже, если вы платите за обучение. А вот если вы на бюджете, то тут дела обстоят по-другому. Но я думаю, схема, как и везде: бюджетных мест мало, принимают на них отличников. А стипендия — явление редкое и, насколько я знаю, небольшая.

В Латвии достаточно недорогое образование, если сравнивать с другими странами. Но у нас и доход на человека меньше в несколько раз, чем в других странах. Более того, в Германии и Франции учиться можно бесплатно независимо от гражданства. Я думаю, что перспективы получения образования в Латвии не зависят именно от вузов, проблема более глубокая — она связана с политической и экономической ситуацией в Латвии. К сожалению, я считаю, что в Латвии для молодёжи мало перспектив.

Экономика Латвии тяжело пережила кризис 2008 года: тогда прибалтийское государство стало лидером среди европейских стран по количеству жителей на грани бедности — 26 %, а ВВП упал на 17,8 % (худший показатель в мире на тот момент). К концу 2009 года без работы остался каждый пятый трудоспособный гражданин. Сейчас уровень безработицы снизился в два раза, до 9,7 %. Экономика постепенно восстанавливается, но по некоторым показателям страна до сих пор в отстающих: Латвия входит в пятёрку стран с самыми низкими средними месячными зарплатами в Евросоюзе. 30–40 % среднего месячного дохода уходит на аренду и оплату коммунальных услуг.

Средний годовой доход в Латвии — 13 555 евро. Налог на личный доход — 24 %. Латвийцы не склонны работать сверхурочно — только 2 % населения работают больше 40 часов в неделю.

Устроиться работать в латвийские компании из-за конкуренции с местными будет довольно трудно. Но в последние годы здесь стали размещать офисы российские и международные компании. Так, в Риге находится редакция интернет-издания «Медуза», есть несколько IT-компаний. Чтобы пригласить на работу иностранца, местной компании надо будет сначала разместить объявление о вакансии, и если на него в течение месяца не откликнется ни один латыш, можно будет нанять иностранца. Для этого фирма должна заверить вызов в территориальном управлении по делам гражданства и миграции. После этого будущему сотруднику нужно будет обратиться в латвийское посольство, заполнить анкету и показать договор аренды или покупки жилья в том месте, где он планирует жить и работать.

Андрей Родионов, соучредитель компании Parit.lv (разработка сайтов): Культура в Латвии сильно отличается, в том числе в том, что касается карьеры. Если в России молодёжь начинает строить карьеру после 20 лет, а чаще после 22–23, когда оканчивает вуз, то в Латвии подростки начинают работать уже с 16 лет. Во-первых, потому что здесь учатся 12 классов, то есть школу оканчивают в 19 лет. А во-вторых, средняя зарплата здесь — чуть больше 300 евро, и молодёжь стремится начать как можно раньше зарабатывать, чтобы повысить суммарный доход семьи.

Если говорить о социальном пакете, в столице он будет примерно средним между московским и российским провинциальным. Работодателя на собеседовании удивит вопрос про обеды или компенсацию на них, однако международные компании предоставляют свои международные возможности. Например, конференции по всей Европе. Важно знание сразу трёх языков: латышского, русского и английского.

В Латвии есть проблема с кадрами: многие уезжают в Западную Европу. С другой стороны, многие из стран Западной Европы приезжают сюда. Как правило, это сотрудники крупных международных компаний. Хотя зарплаты у них ненамного выше, чем у других жителей страны.

Несмотря на невысокий уровень дохода, любая работа с полной занятостью — даже с минимальным размером оплаты труда — покрывает все базовые потребности. Работая, можно платить за жильё, нормально питаться и так далее.

Вообще, такой уровень дохода, как здесь, очень хорошо отфильтровывает тех, кто хочет эмигрировать в Европу. Латвия — не та страна, куда стоит ехать ради денег, и здесь не приходится рассчитывать на пособия. Она, как и другие страны Восточной Европы, скорее подходит тем, кто, помимо материальных средств, ищет сами ценности западного общества.

В ежегодном рейтинге Doing Business Латвия заняла 22-е место из 189. По показателю простоты открытия бизнеса страна поднялась на девять позиций — сейчас это занимает около пяти дней. Также упростилась процедура регистрации собственности. И, напротив, стало значительно сложнее получить разрешение на строительство: в среднем процесс длится около полугода. Налог на прибыль предприятий, например, значительно ниже налога на личный доход и составляет 15 %.

С 2014 по 2016 год на долю иностранцев пришлось около половины открытых фирм и предприятий. И это неспроста: в стране действуют очень лояльные условия для бизнес-иммиграции. Получить ВНЖ можно, внеся 35 тысяч евро в уставный капитал компании, разместив на счету в местном банке 280 тысяч евро сроком на пять лет или купив облигации на эту сумму (при получении первичного ВНЖ придётся заплатить в казну 25 тысяч евро). Есть и иммиграционная программа для стартаперов: им нужно предоставить в посольство бизнес-план, заверенный присяжным ревизором, и продемонстрировать наличие достаточной суммы для его осуществления.

Но, пожалуй, самым популярным способом иммиграции остаётся покупка недвижимости. Для получения ВНЖ надо приобрести у местной компании или гражданина объект стоимостью от 250 тысяч евро. Его кадастровая стоимость не должна быть ниже 80 тысяч евро. Этим объектом не может быть поле или лес. Важно также, чтобы продавец никогда не имел задолженности по уплате налога на эту недвижимость. Покупку надо оплатить безналичным способом, отдав в бюджет 5 % от суммы сделки. Латвийское ВНЖ позволяет вести здесь бизнес и свободно передвигаться по ЕС.

Андрей Родионов: В Латвии вести бизнес проще, если сравнивать с Россией, но сложнее, чем, например, в Эстонии или других европейских странах. Здесь различают средний и малый бизнес и микропредприятия. И вот как раз для микропредприятий созданы самые простые условия. Во-первых, зарегистрировать компанию не сложно. Для этого потребуется открыть расчётный счёт в банке, заполнить анкету и зарегистрироваться в налоговой. Уставный капитал для такого типа компаний — от одного евро, в то время как, например, для малого бизнеса это более 2 тысяч евро. Чтобы компания была признана микропредприятием, ежегодный доход не должен превышать 100 тысяч евро. При этом количество сотрудников (включая собственника) не может превышать пять человек.

Для микропредприятий налог на прибыль составляет 9 %, при этом его планируется постепенно увеличивать. В отличие от России, для таких компаний здесь нет обязательных платежей в пенсионные и страховые фонды. Во многом это напоминает частное предпринимательство, но в отличие от ИП статус предприятия не имеет значения: микропредприятием может быть как физическое, так и юридическое лицо.

Читайте также:  Как получить политическое убежище в Испании для русских — излагаем по пунктам

Одно из преимуществ бизнеса в Латвии — хороший инвестиционный климат: здесь проще найти инвестиции для развития бизнес-проектов, достаточно большое количество инвесторов готовы предложить финансовую поддержку.

Также стоит отметить и низкий порог входа — не обязательно иметь большой стартовый капитал. Здесь дешёвые недвижимость и рабочая сила, проводится множество мероприятий, как образовательных, так и деловых. Не стоит забывать и о географическом расположении. Близость к России и Западной Европе одновременно — очевидный плюс.

Существенный недостаток — налоговые отчисления с зарплат. Например, чтобы выплатить работнику тысячу евро, нужно сверху заплатить ещё порядка 800 евро. Это очень много по сравнению с другими европейскими странами.

ТЕКСТ: Адель Хасанова, Selfmadetrip

Как правило, это сотрудники крупных международных компаний.

Тюремный срок за русский язык. Почему Латвия преследует русских?

Дюков добавил, что латышская власть создала конструкцию, в которой Латвия, как и другие страны Прибалтики, выполняет функцию борца с Россией.

Ценовая политика в стране

Ориентируясь на столицу, рассмотрим цены в Риге как показатель уровня жизни. Сразу отметим, здесь все недешево, зато, как правило, качественно.

Есть и квартиры в пригороде они стоят ориентировочно от 1000 за 1 м 2.

Жизнь русских людей в Прибалтике более-менее спокойна

Русские в Прибалтике

Автор – Александр Запольскис

Путешествие из Петербурга в. Лиссабон. Часть первая

У меня есть близкий родственник. Хотя жизнь нас разнесла сильно далеко, продолжаем дружить семьями и домами. Спасибо интернету и цифровой связи. Он живет в Литве, но по работе, да и по жизни, много ездит по Европе и общается с широким кругом самых разных людей. Потому часто рассказывает о реальной жизни “в цивилизованном мире” вещи порой даже для меня неожиданные. Во время одного из разговоров “про семью и про детей” у нас возникла идея сделать что-то вроде путевых заметок. Так что от меня тут лишь уточняющие вопросы и некоторая литературная обработка.

В последнее время, лет так пятьсот-шестьсот, не утихают споры, а где, собственно, люди лучше живут – в “лапотной” России или в “просвещенных” Европах. И вроде бегут века, меняются способы подачи материала.

К примеру, во времена Ивана Грозного это были куцые листы бумаги в половину формата А4, написанные беглым “диссидентом” князем Андреем Курбским и прочими вернувшимися с русской службы европейскими “гастарбайтерами”, а сейчас это высокотехнологичный интернет, криптографическая квантовая связь, социальные сети и нейролингвистическое программирование.

Однако, несмотря на малопонятные слова из предыдущего предложения, в 21 веке люди в России и люди в Европе до обидного мало знают о жизни друг друга. Во-первых, как и во времена Ивана IV эта тема крайне идеологизирована, причём со всех сторон – как с нашей, так и европейской.

Скажешь неосторожно, мол, у нас или у вас люди хуже живут и бердышом в табло конечно не получишь, однако администрация фейсбука “забанить” может на раз, а верные подписчики от избытка чувств негатива добавят – пришлют толпу злобных смайликов, гордо отпишутся, но при этом ещё долго будут отравлять ваш блог кислотно-язвительными комментариями.

Во-вторых, за несколько сотен лет так и не удалось победить дурную традицию, когда о жизни в других странах рассуждают люди дальше родного сельпо никогда не выезжавшие (первый экспертный уровень) или в лучшем случае бывавшие где-то в качестве туриста (экспертный уровень – бог).

Если с первыми и говорить не о чём, то со вторыми тоже говорить, как бы не о чём. Ибо что может рассказать турист о реальной жизни людей в «европах», полежав недельку на пляже, поглазев на Эйфелеву башню и выпив пива с рулькой где-нибудь в Праге? Согласитесь, сложно судить о людях и стране, когда живёшь в пятизвёздочной гостинице, а все вокруг тебя радостно улыбаются за твои деньги.

Ну и последнее – Россию принято сравнивать с некой мифической объединённой Европой, а она ведь очень разная. Языки, культура, история, законы могут радикально отличаться на расстоянии каких-нибудь ста километров. Вот об этом и хотелось рассказать, без злобы, радостного придыхания и идеологии.

А начнём мы своё путешествие с Прибалтики. Всё-таки из Питера выезжаем.

Прибалтика

В России принято видеть Прибалтику неким единым целым, не разделяя на Эстонию, Латвию и Литву. Это и понятно, там всё такое маленькое. В Таллинне позавтракал, сел в машину, в Риге пообедал, а через четыре часа поужинал в Вильнюсе. Но на этом единство и заканчивается. На национально-языковом уровне ничего общего.

Более того присутствует небольшое взаимное национальное презрение. В Эстонии есть устоявшееся историческое выражение: глуп как латыш. А в Литве латышей нежно называют лошадиными головами. Почему так сложилась – загадка. Между собой балтийские народы почти не конфликтовали, и исторические обиды должны отсутствовать, а поди ж ты. Все три страны идут по жизни своим путём, согласуя друг с другом только антироссийскую официальную повестку, но писать об этом скучно.

С национальной точки зрения стоит отметить ещё один забавный и в общем-то грустный аспект. За почти 30 лет независимости титульные народы основательно забыли русский и так и не выучили английский до утерянного уровня русского языка. Как результат есть большие проблемы общения между собой. В Таллинне довелось несколько раз столкнуться с обслуживающим персоналом, владеющим только родным наречием. Один раз нас чуть до истерики не довели.

Дело было в пиццерии в старом городе. Мы с женой поели и пошли к барной стойке расплачиваться. Даю мальчику-официанту (лет 25) пятьдесят евро, а он не берёт, лопочет что-то по-своему. По-русски не понимает, по-английски тоже. Супруга стала слегка паниковать, чего он от нас хочет, и заговорила с ним по-испански. После чего эстонский мальчик совсем сник и стал на нас смотреть как-то затравлено. Оказалось, у него сдачи не было, а сказать не может.

Как следствие подобной ситуации в Прибалтике расплодились платные курсы русского языка. Помогает это, правда, слабо.

Резюмируя национально-языковую тему нельзя не отметить – в российском медиапространстве тема национальных противоречий сильно преувеличена. Если посмотреть российское телевидение или почитать рунет, то может сложиться ошибочное впечатление, что тут чуть ли не война. А это не так, совсем не так.

Где-то в 2008, 2014 годах некие национальные трения носили острый характер. Сейчас это в прошлом. В Эстонии и Латвии с самого начала сложились фактически два параллельных мира – титульной нации и не титульной. Они как существовали, так и существуют раздельно друг от друга. А в Литве подобного не было никогда. Русофобия на бытовом уровне, безусловно, присутствует, но она очень необычная. То есть ко мне лично мои литовские знакомые могут относиться просто прекрасно, приглашать в гости на дни рожденья, новоселья, ну или на байдарках покататься, а вот к русским вообще они относятся плохо.

Или, к примеру, вы нанимаете гида, для того чтобы он профессионально рассказал вашим гостям из России и Белоруссии об истории города, а он с благожелательной улыбкой им полчаса на русском вещает об ужасах советской оккупации. Такое случалось и в Вильнюсе, и в Таллине. В Вильнюсе это было статусное мероприятие, гости нашей компании из РФ и РБ, а тут такое. Директриса схватила гида за рукав, отвела в сторону и на литовском, чтобы гости не поняли, задала гиду конкретный вопрос: «Что вы несёте? Это же гости из России!» Гид ответил: «Ну, надо, и вообще у меня инструкция!» И в них подобное уживается весьма гармонично.

Что касается русского населения, то оно вполне интегрировалось в местное общество и никаких революционных порывов не испытывает. Что в Эстонии, что в Литве или Латвии русские в достаточной степени овладели титульными языками, смирились со статусом нацменьшинства и в основном сосредоточены на решении бытовых и материальных вопросов.

Дети ходят в школы. У кого – в титульные, у кого – в формально русские. Пишу – формально, потому что в рюкзаке моего старшего сына одинадцатиклассника половина учебников на литовском. Все контрольные работы – только на литовском, экзамены тоже. Если, или вернее, когда, все школы станут формально не русскими, население это тихо проглотит. Разве что побухтит для вида. Всё как везде, всем надо решать вопросы ипотеки, кредитов и кризиса среднего возраста.

Как-никак с момента безвременной кончины СССР минуло аж 27 очень долгих лет. Огромное количество людей в новой реальности прожили большую часть сознательной жизни. Дискриминация по языковому признаку, конечно, есть, но за такой срок она значительно поистёрлась, и если вы не претендуете на высокие государственные посты, то все другие дороги вам открыты. И всё зависит только от ваших личных способностей.

Да и с точки зрения капитализма нет абсолютно никакой разницы, какого цвета кошка будет ловить мышей. Прибалтийские работодатели уже достаточно давно перестали обращать внимание на акцент и фамилию работника, главное, чтобы прибыль приносил.

А уж новое поколение вообще не видит никаких проблем в необходимости использования титульного языка во всех сферах. Оно с этим выросло, язык освоило, да если честно – это на самом деле не так уж сложно.

Более того, когда начинаешь хорошо понимать эстонский, латышский или литовский, то вдруг осознаёшь всю бесполезность этих “великих” языков. Потому что за ними ничего нет, сплошной вакуум. Научная литература – или английская или русская. Юмор – только русский, переведённый и слегка адаптированный на местный лад. Кино, беллетристика – всё зарубежное. Национальный интернет – пяток ресурсов и всё. Когда указываешь на сей прискорбный факт титульному населению, то оно свою позицию аргументирует односложно и ёмко – «Неправда! Это в тебе великодержавный русский шовинизм играет!».

Ну, и ладно – с ним родились, с ним и помрём. Тем более, что борьба против русского за, так сказать, «родную мову» привела к тотальной англоизации (не знаю есть ли такой термин) многих сфер жизни. Евросоюзные законы и директивы – на английском, общение с европейскими партнёрами, а также с присланными оттуда руководителями – тоже на языке Шейкспира, внутренняя переписка во многих местных компаниях – частично или полностью на английском, а иначе забугорное начальство не прочитает, всевозможные технические семинары – на языке туманного Альбина. Словом – вам не нравился русский, учите английский.

В российских СМИ постоянно муссируется тема вымирающей Прибалтики. Это одновременно и правда, и неправда. То есть за время независимости отсюда уехало в сумме почти полтора миллиона человек. Но по республикам эта беда прошлась весьма неравномерно.

Эстония пострадала меньше всего, потеряла около 200 тысяч, и что главное – в прошлом году вышла в миграционный нулевой баланс. Латвия с Литвой пострадали больше и пока продолжают терять население. Литва вообще уже почти целого миллиона лишилась.

Наверное, такие миграционные тенденции связаны с уровнем советской индустриализации. В Эстонии её было меньше всего, в Латвии-Литве значительно больше. Она тихо загибается, не перенеся евросоюзных реалий, соответственно высвобождаются люди, и их надо куда-то девать. Потому в Прибалтике бытует мнение, что с окончанием процесса деиндустриализации (тут его называют адаптацией и конвергенцией) миграционные процессы стабилизируются, как в Эстонии.

В жизни прибалтийская депопуляция выглядит любопытно. Едешь из Риги в Таллин, а вокруг, как в Сибири, ни огонька – только заброшенные домишки пустыми окнами грустно в небо смотрят. А, к примеру, в Литве миграция выражается в массовом исчезновении мужчин в провинциальных городках и посёлках. В прошлом году пришлось поучаствовать на собрании родственников на день всех святых. В зале на трёх мужчин пришлось двенадцать женщин. Ну, просто бабье царство. А где мужья? А они все на заработках в Норвегии, Дании, Швеции.

И хоть женщины и тоскуют по любимым, однако относятся к ситуации спокойно. Мужья присылают домой по тысяче-полторы евро в месяц, что позволяет очень достойно существовать, платить ипотеку, покупать машины и пару раз в год кататься в заграничный отпуск.

Да и вообще, страшно подумать, что было бы без возможности массового оттока трудовых ресурсов в Европу. А так всё очень прилично и достойно. Что будет лет через десять-двадцать – никто не думает, но об этом позже.

Согласно официальной экономической статистике среди прибалтийских республик лидером считается Эстония, а Литва в замыкающих, Латвия посерёдке. По крайней мере, в Литве Эстонию как пример поминают и к месту и не к месту, а вот в Эстонии почему-то в качестве маяка склоняют Польшу. Если судить по сухим цифрам зарплат, то это, безусловно, так – в Эстонии они самые большие, номинально. Только вот сами эстонцы такому лидерству как-то не сильно рады.

В вопросе доходов очень любопытно посмотреть на таллинские кафе и рестораны, те, что в центре города, а также на рождественскую ярмарку. Любопытно в том плане, что эстонец там очень редкий гость, одни финны, да россияне. К примеру, в той же Литве, которая вроде бы в отстающих, местные – главные клиенты кафе и всевозможных праздничных ярмарок.

В Прибалтике доходы номинально как бы растут, однако их рост мгновенно съедается растущей стоимостью жизни. Вот в конце прошлого года в Литве подняли пенсии почти на 30 евро, и одновременно подняли цену за газ и электричество на 15-20%. В результате пенсионеры ничего не выиграли.

Зарплаты тоже вроде вверх ползут, конечно, не на декларируемые властями цифры, но всё-таки. Однако после перехода в еврозону подорожание всего и вся в низовом ценовом сегменте произошло в разы. Вроде катушки ниток, которая в литах стоила один лит, а в евро стала стоить один евро. Курс 3.45 лита – 1 евро. Тарелка простого супа в кафешке стоила 3 лита, теперь 3 евро. И так везде. Причём, чем выше средняя зарплата, тем выше прыгнули цены.

В результате парадокс – в Литве люди финансово чувствуют себя лучше, чем в Латвии или Эстонии, при номинально меньшей зарплате. Простые люди евро массово недовольны, но кого волнует их мнение?

Многих, наверное, интересует главный вопрос – а довольны ли местные русские, и нерусские новыми социально-экономическими реалиями? Простого ответа нет, но можно смело сказать – активного протеста настоящее не вызывает. Как уже писал выше, национальный аспект сглажен и потерял свою актуальность. Те, кто был принципиально возмущён национальной дискриминацией, попросту уехали. Благо границы открыты как для граждан, так и не граждан.

Оставшиеся смирились и интегрировались. Максимальный возможный уровень протеста – возложение цветов на 9 мая и георгиевская ленточка на машинке. Всё, дальше полная лояльность или вернее равнодушие и очень простое решение – если в этой стране мы лишние, то мы просто уедем. Причём такой точки зрения придерживаются как русские, так и титульные, разве что процент уехавших среди русского населения примерно в два раза выше.

Надо быть объективным – жизнь в Прибалтике более-менее спокойна и в материальном плане лучше, чем при СССР. На дорогах полно машин, магазины, полное отсутствие дефицита, Турция, Египет. При медианной средней зарплате в 500-700 евро (на двоих 1000-1400) семья из трёх человек может откладывать до 200 евро и даже позволить себе скромный отпуск на Балтийском море, благо оно рядом, ну, или в Болгарии, там весьма бюджетно. Да, пенсионерам жить тяжело. Но, голода среди них или, к примеру, массовых неплатежей за коммунальные услуги нет. Мои родители получают на двоих 660 евро пенсии, отдают 150 за коммунальные услуги, и оставшихся средств им вполне хватает на проживание.

Конечно, перспективы Прибалтики очень туманны. Относительное благополучие держится на европейских дотациях и возможности стравливать пар социального недовольства в виде свободного экспорта ненужных людей. Мигранты очень серьёзно поддерживают денежными переводами достойный уровень жизни в провинции. Понятно, что рано или поздно это закончится – дотации, как и денежные переводы из Европы, прекратятся. Налоги и цены будут значительно увеличены – государство же содержать всё равно надо. Пенсионный возраст будет увеличен, хотя он и сейчас уже 65 лет для мужчин и женщин. В планах – 67.

Но это всё будет потом, а сейчас всё более или менее благополучно. И вот это – пока, – сейчас является главным определяющим императивом мировосприятия абсолютного большинства населения. Вот конкретно сейчас хорошо и ладно, а будущее, да кто ж его знает, как оно там все сложится.

И, кажется, Прибалтику мы и проехали, дальше у нас Польша.

Как живёт Эстония 1 (Познавательное ТВ, Александр Румянцев)

Что жители Латвии думают о России?

Как в Риге относятся к русским?

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Ну, и ладно с ним родились, с ним и помрём.

Добавить комментарий